Как забрать ребенка из приюта

Дети приюта

как забрать ребенка из приюта

Как помочь попавшему в беду? Общество не знает универсального решения этой проблемы. Что делать с детьми, которые фактически являются сиротами при живых родителях? Несколько лет назад в Новосибирске появились муниципальные приюты временного пребывания для несовершеннолетних.

Ленинский приют открыт при МУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Ленинского района» 6 сентября 2000 года. Здесь живут дети и подростки Левобережья в возрасте от 3 до 18 лет. Одних сюда направляют органы опеки, другие приходят сами, кого-то привели соседи, родственники — даже родители, а некоторых бродяжек прямо на улице подобрали прохожие.

Дети здесь живут круглосуточно, общаются с воспитателями, педагогами, ходят в школу. Как показала четырехлетняя практика работы приюта, многие из них не соответствуют своему возрасту ни в образовании, ни в социальных навыках. У подростка в 15 лет могут быть какие угодно желания и представления о жизни, но однозначно в них нет места тому, чтобы начать обучаться грамоте и сесть за парту с первоклашками. Дети, никогда не посещающие школу, — суровая реальность нашего времени.

А куда их возвращать?

К великому сожалению педагогов приюта, многие из воспитанников уходят отсюда в детский дом, а не возвращаются в родную семью, как теоретически и должно быть.

— А куда их возвращать? Большинство неблагополучных семей выявляется не на ранней стадии, когда еще можно что-то сделать, — рассказывает директор приюта Ирина Контрова. — Семья уже выпала из общества, потеряна. Мы — органы опеки, соцзащиты, правопорядка — нашли ее слишком поздно.

Если бы соседи и коллеги на работе не оставались равнодушными к тем, кто рядом! А школа или поликлиника? Знают же, сколько у них на участке должно детей пойти в этом году в первый класс. Но к нам попадают дети, которым лет по 12, а они ни разу не посетили ни одного урока, которым никогда не оформляли путевку в школу. На какой-то стадии восстановить семью вполне возможно.

А когда родители опустились, пропили жилье, живут с дитем на помойке или в канализации

Это на практике, а теоретически приюты предназначены для детей, которые вдруг оказались, а не пребывают уже много лет в трудной жизненной ситуации. Чьей семье необходим промежуток времени для передышки, для восстановления сил и взаимоотношений после какого-то потрясения, тягостного события, на период болезни.

В этих случаях, считают специалисты, лучше ребенка временно забрать, поработать с семьей, а потом вернуть.

И если социальные работники видят, что шанс оставить ребенка в родной семье есть, делают все возможное: помогают устроиться на работу, вылечиться, закодироваться, по многу раз беседуют с непутевыми мамками, папками, бабушками Если родительница бомжевала месяцами, паспорт потеряла — помогают оформить документы.

Часто дети живут здесь дольше положенного срока — от одного до шести месяцев, пока идет работа с родственниками. В семье лучше, чем в приюте или детском доме, особенно если это родная семья. Но бывает иначе, когда специалисты понимают, что у ребенка остается один вариант — детский дом, но отправить его туда не могут.

Мать жива, гуляет неведомо где по просторам необъятной родины, и даже лишить ее родительских прав, пока не объявилась, невозможно. А без этого никак. Другая мама не хочет писать отказ от ребенка, но заниматься сама им не может: больна туберкулезом (про родственников, которые могли бы, но категорически не хотят взять эти хлопоты на себя, речь не идет.

Как будто их вообще нет, хотя они есть).

— Кому повезло — уходят раньше. Кому нет — живут у нас, — говорит Ирина Григорьевна, — хоть год, хоть больше.

Приютские дети — такие домашние

Вот еще одна история, она про двух обитателей приюта. Их мама с тяжелой травмой попала в больницу и написала заявление, чтобы детей временно поместили в приют, так как сейчас некому ими заниматься. Мальчики (возраст 3 и 4 года) находятся уже около года здесь, их старшая сестра была определена в другой приют.

Через какое-то время родительница пролечилась, забрала девочку, а малышей так ни разу даже не навестила: воспитатели не знают, как она выглядит, ее местонахождение неизвестно. «А мальчишки — замечательные, это очень развитые контактные дети, с хорошим потенциалом для дальнейшей жизни. Не хотим их в детский дом отдавать.

Они еще домашние, — с какой-то особенной интонацией говорит Ирина Григорьевна. — Их надо срочно пристраивать в семью, искать им приемных родителей, отдавать в семейно-воспитательную группу. И их возьмут обязательно! Тяжело психологически для малышей, что они сначала жили в своей семье, потом у нас, потом в детдоме, потом еще где-то. Очень сложно постоянно привыкать к новым людям.

Да сейчас мы и путевку в детский дом им оформить не можем — мама в розыске. Но нам она нужна не для этого. С мамой надо пообщаться, и если она сынишек заберет, будет лучше».

Планируя будущее, не надо скромничать

С малышами проблем практически не бывает: поиграть, приласкать, быть им и мамой, и бабушкой — абсолютно женский коллектив приюта с этим справляется. А вот воспитывать подростков, признают специалисты, сложно. Хорошо, что территориально соцучреждение относится к школе N 67, куда и ходят воспитанники.

— Со школой нам очень повезло. Директор Ольга Долгих не отказывается от наших, даже когда они возвращаются домой и должны, вообще-то, учиться по месту жительства. Другая бы с радостью избавилась от таких проблемных детей, которые снижают показатели учреждения. Я очень благодарна Ольге Васильевне за помощь и понимание.

Ценит Ирина Контрова и работу специалиста городского центра профориентации, с которым приют сотрудничает уже три года. Вместе они решили, что надо познакомить детей с как можно большим числом профессий, расширить их возможности в будущей жизни, показать, что они могут выбирать.

По словам директора приюта, в детских домах и других приютах города подросткам могут предложить лишь специальности штукатура-маляра и слесаря-сантехника (неквалифицированный труд уборщика, грузчика и дворника особой подготовки не требует).

Но сегодня эти рабочие профессии востребованы, и детям с отставанием трудно устроиться.

— Наши воспитанники понимают, какие они, откуда они, куда потом попадут. Они отдают себе отчет, — говорит Ирина Григорьевна, — что никогда не будут учиться в престижных колледжах и техникумах. У них очень скромные планы на будущее в выборе профессий. А мы хотим эту планку повысить.

Студия временного пребывания

В 2005 году коллектив ленинского приюта временного пребывания несовершеннолетних выиграл в конкурсе социально значимых проектов. Сумма — 80 тысяч рублей. Идея — открытие на базе учреждения двух студий: «Домашний парикмахер» и «Брошюровщик» (переплетное дело).

Были заключены договоры с преподавателями профтехучилищ, приобретено необходимое — очень хорошее — оборудование. 1 сентября приступили к занятиям. Подростки научились профессионально делать своими руками блокноты, записные книжки. Девочки учились стричь, причесывать, ухаживать за кожей, накладывать макияж. Программа была рассчитана на четыре месяца, но, проучившись половину, часть детей старшего возраста покинули приют — вернулись домой, отправились в детдом.

Пришло много новеньких, да и десятилетние ребята изъявили большое желание поучиться. Интерес мальчишек к переплетному делу объясняется еще и тем, что на занятия в приют преподаватели из училищ приходили со своими учениками, которые тоже участвовали в уроках, помогали, показывали. Для парикмахеров были организованы мастер-классы в стенах профессионального училища.

Девочкам очень понравилось в настоящем салоне, они смогли попробовать себя и в роли парикмахера, и в роли клиентки.

Сейчас обучение по гранту уже завершено, но преподаватель парикмахерского искусства училища N 9 Тамара Петровна Приходько решила продолжить работу до конца учебного года — бесплатно. В приюте надеются найти финансирование и продолжить сотрудничество с этим замечательным, отзывчивым и профессиональным человеком. А со студией «Брошюровщик» вопрос решен просто: оборудование в приюте есть, два воспитателя обучены переплетному делу и теперь могут сами заниматься с детьми.

Мужского воспитания — хоть чуть-чуть

— Эти уроки не только познакомили наших воспитанников с профессиями, но и дали новые навыки общения. Мы с ними играем, излишне сюсюкаемся-люлюкаемся, — признается Ирина Григорьевна. — А эти преподаватели обучают всю жизнь взрослых детей и с нашими разговаривают совершенно по-другому. Воспитанникам это очень нравится. И студенты, которые приходят, к ним относятся не как к малышам, а как к сверстникам.

Я мечтаю, чтобы с нашими мальчишками работали мужчины, пусть непостоянно, в форме шефства. Хочу свозить детей на экскурсию к пожарным, спасателям, в полк ДПС.

Еще Ирина Контрова мечтает отправить детей на главную елку страны в Кремль, в «Артек» («а чем они хуже?»), провести что-то наподобие «Зарницы» для всех приютов города. На полигон детей вывезти. Но только по-настоящему, пусть «Зарницу» проводят не воспитательницы, а профессионалы — военные, медики чтобы на военной технике, чтобы настоящие мужчины в погонах давали детям серьезные боевые задания.

Подростки — не самые желанные новенькие в наших переполненных детских домах. Во-первых, они с характером, во-вторых, шанс, что их кто-то заберет, усыновит, минимальный. Есть и еще причины. Для них, считает директор приюта, надо открыть социальную гостиницу и воспитывать иначе, отдельно от малышей.

Впрочем, и в разновозрастном приюте детям хорошо, по крайней мере, лучше, чем дома. Одна воспитанница никак не ладила со своей матерью-алкоголичкой: сама пришла в приют. Соцработники провели беседы с девочкой, с родными — вернули в семью. Через некоторое время все повторилось, и не раз.

Да и кормят в приюте лучше, чем дома. С 1 января 2006 года на питание выделяется 84 рубля в день. «Это очень хорошие деньги», — считает Ирина Контрова. Вообще ежемесячное содержание одного ребенка в ленинском приюте обходится городскому бюджету примерно в семь тысяч рублей, в других подобных учреждениях сумма может отличаться: в частности, в ней учитываются коммунальные платежи, а помещения у городских приютов разные.

Он сбегал они отвыкли

Приюты будут существовать, пока есть безответственные родители, но проблемы возникают и во вполне благополучных семьях. Вот еще история. На Горском жилмассиве в новой, хорошо обставленной квартире жила семья: работящий папа, очень милая мама и сын-подросток, который неоднократно убегал из дома. Когда социальный педагог спросил парнишку: почему? — тот ответил: не мое это все, не хочу я так.

Бродяжничать ему приятней. Отец считал, что у него «бзик», надо лупить, и все пройдет. Но специалисты понимали, что проблема не только в мальчике и заниматься надо с каждым членом семьи — и не такими методами. Ребенка поместили в приют, с родителями индивидуально работал психолог. Потом, когда подростка вернули домой, «уходы» не прекратились. Хорошо лишь то, что убегал не куда-то, а в приют.

— Мама звонит: «Мой у вас?» — вспоминает Ирина Григорьевна. — У нас, отвечаю. «Ну, и хорошо, мы его потом заберем».

Тогда специалисты предложили родителям, чтобы беглец пожил в приюте подольше, чтобы соскучился.

— И вот через несколько месяцев это произошло. А папа с мамой уже и не навещают. Они отвыкли. Им без него проще. Страшно было, а если не захотят забирать? Мы долго воссоединяли эту семью

Все закончилось хорошо. С помощью специалистов семья переболела, мир в доме был восстановлен, больше мальчик никуда не убегает.

Каждая исправленная судьба — большая радость для Ирины Контровой. Вот только забот у нее меньше не становится: слишком хорошо знает директор приюта временного пребывания несовершеннолетних, сколько в Левобережье живет ее потенциальных воспитанников.

Источник: https://vn.ru/news-74677/

Таллин: малыша забрали в приют прямо из детского сада

как забрать ребенка из приюта

Жительница Таллинна Анна (22) отвела ребенка 26 июня в садик. Вечером, когда она уже собиралась идти за сыном, ей позвонили из службы защиты детей и сообщили: ее малыша забрали в приют.  «Я была просто в шоке!» – говорит женщина.

Ей сказали, что нужно срочно прийти к инспектору для беседы. «Поводом для изъятия у меня ребенка стал синяк на его щеке!» – возмущается Анна, считающая, что теперь и в Эстонии начала зверствовать ювенальная юстиция.

В перипетиях этого непростого дела разбиралась «МК-Эстония».

Ее сыну нет и трех лет.  И несколько дней мальчик был вынужден провести без мамы в приюте.

«Для него это стало огромной психологической травмой! – возмущается Анна. – Один, среди чужих людей Конечно, я приходила, но когда нужно было уходить, у него каждый раз была истерика. Вот чем думают эти люди, которые приняли решение его забрать? Они не понимают, какую травму нанесли моему малышу?!»

И правда, во время визита журналиста мальчик не слезал с рук мамы. И, по словам Анны, так происходит все дни напролет. 

«Проcто хотели от него избавиться»

В садик «Лойтсу» ее сын начал ходить чуть меньше года назад. И, по словам Анны, практически сразу же начались проблемы.

«Воспитатели постоянно мне звонили и жаловались на ребенка, – рассказывает она. – То у него сопли, то у него рвота, то у него понос.  Причем когда я забираю ребенка домой, ничего у него нет – здоровый малыш. Думаю, ввиду своей активности – у меня очень подвижный ребенок – им просто лень им заниматься. Вот они и ищут поводы от него избавиться».

Женщина добавляет, что ей постоянно на сына жаловались. Вот он такой, вот он сякой. И она считает, что их тактика такова: чем меньше детей в группе, тем им проще.

«А недавно был вообще такой случай: я прихожу в садик, а мне воспитатель показывает видео. Там мой сын лежит в кроватке. Видимо, время перед тихим часом. Он плачет и кричит.  А воспитатель, вместо того, чтобы его успокоить, снимает это все дело на видео!» – возмущается Анна.

Она в негодовании пошла к заведующей, где высказала все свое возмущение.

«Но последний случай, когда из-за синячка на щеке забрали ребенка в приют, просто из ряда вон! – негодует Анна. – Синяк ребенок получил, когда бегал на Паэвялья во время празднования Ивановой ночи. Там бетонные плиты, и он в какой-то момент споткнулся и упал. На щеке была царапина, а вскоре появился и синяк».

Анна добавляет, что они праздновали вместе с друзьями. И после случившегося сразу же ушли домой.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Если квартира приобретена до брака кто наследник

«И в понедельник, после праздников, когда я привела ребенка в садик, я рассказала о ситуации воспитателю, – отмечает мама мальчика. – Однако они то ли пропустили это мимо ушей, то ли еще что, но в итоге ребенка забрали в приют».

Когда ей позвонили из службы защиты детей, Анна тут же пошла на прием к чиновнику. Где и рассказала, как все было.

«Когда мне позвонили, сын уже несколько часов провел в приюте! – возмущается мать ребенка. – Они даже не удосужились мне сразу сообщить. Выяснилось, что воспитатели сказали заведующей, директор сообщила в службу защиты детей, и те вместе с полицией увезли его в приют.  Представляете, какой шок это был для ребенка!»

Сына Анна увидела только на следующий день. Потому что, как говорит она, в приюте время посещения – два часа утром и два часа вечером. В тот день, когда ребенка забрали, она должна была идти к инспектору, и уже не успевала в приют. 

«Обстановка в приюте, мягко говоря, не очень, – рассказывает женщина. – Сын бросился ко мне и не слезал с рук. Когда мне сказали, что надо уходить, у него была истерика. И так повторялось в течение всех дней, пока он был там».

Анна ходила и в полицию, беседовала со следователем. Допросили и ее друзей, с которыми они праздновали Иванову ночь. В итоге в четверг ей разрешили ребенка из приюта забрать.

«Выяснилось, что они решили, что я бью ребенка. Потому что, когда у моего сына, который не очень еще хорошо говорит, стали расспрашивать, что случилось, и как он получил синяк, он сказал «бух!». А потом добавил «мама», – говорит Анна. – Из этого они сделали вывод, что мама сделала ему «бух». То есть мама его бьет».

Сейчас она ребенка в садик не водит.  Говорит, что сыну, конечно, в этой ситуации очень тяжело – ему скучно без друзей дома, и он не знает, чем заняться.

«Он очень активный, и скучает по садику, – добавляет Анна. – Но туда я его больше вести не хочу. Сейчас подыскиваю ему другой садик, но для таких маленьких детей мест в муниципальных садах немного. И параллельно юрист мне советует подавать на садик в суд за то, что они причинили ребенку такую тяжелую психологическую травму, насильно разлучив его с мамой!»

«Интересы ребенка – превыше всего»

Однако директор садика «Лойтсу» Екатерина Грицевская отмечает, что дело обстоит не совсем так, как рассказывает мама ребенка.

«Подозрения на ненадлежащее обращение с ребенком были и до этого, – подчеркивает руководитель. – Мы проводили с мамой беседы. И по закону, мы обязаны сообщить в службу защиты детей, если есть подозрения на то, что ситуация в семье у ребенка, неблагоприятная для нормального развития».

Екатерина Грицевская рассказывает, что события того дня развивались следующим образом. Воспитатели сообщили ей о том, что у ребенка синяк. И поведение, и комментарии ребенка указывают на то, что ребенка дома били. С учетом того, что это был уже не первый случай, и ребенок и до этого приходил в садик с повреждениями, она приняла решение сообщить о ситуации специалисту по защите детей.

«То, что они примут решение забрать ребенка в приют, стало для меня неожиданностью, – отмечает директор. – Но это было уже их решение. Моя задача была только сообщить. И в момент, когда ребенка забирали в приют, меня даже на месте не было».

Екатерина Грицевская добавляет, что, к сожалению, не может дать полную информацию о том, что происходило до этого, так как это деликатные данные, но отмечает, что она приняла это решение, исходя из интересов ребенка. Потому что если бы она не сообщила об этом службе защиты детей, то ситуация продолжалась бы и дальше. А важно, чтобы ребенок рос в спокойных и подходящих для его развития условиях.

«Нужно было принять меры, чтобы мама поняла всю серьезность ситуации и изменила свое поведение, – подчеркивает директор садика. – Чтобы ребенок рос в любви, внимании и добре».

Что касается других претензий мамы малыша – что снимали ее плачущего сына на видео, вместо того, чтобы успокоить, то директор садика отмечает, что это было предварительно согласовано с мамой ребенка.

«Регулярно мы проводим развивающие беседы с родителями, в процессе которых обсуждаются вопросы, связанные с развитием ребенка – поясняет Екатерина Грицевская. – И когда проходила развивающая беседа по поводу этого мальчика, мама не поверила тому, что говорят воспитатели.

Тогда ей было предложено снять небольшое видео, чтобы показать, как ребенок ведет себя в коллективе детей. Оговорили сразу же, что снимут, ей покажут и сразу же удалят.  И никуда дальше это не пойдет.  Воспитатель так и сделала. Даже я его не видела.

Так что мама ребенка кое-что вам недоговаривает».

Директор отмечает, что после ситуации с видео мама ребенка приходила к ней жаловаться на воспитателей, но после беседы и разъяснений ушла в спокойном настроении.

Что же касается того, что женщине часто звонят из садика и жалуются на ребенка, а также просят его забрать, потому что он мешает, то Екатерина Грицевская говорит, что это неправда.

«Ни разу ей не звонили и не просили забрать ребенка, потому что он якобы мешает другим, – отмечает директор. – Но были случаи, когда звонили и просили забрать, если ребенок был болен, кашлял, или у него был сильный насморк. По этому поводу нам жаловались на данную маму и другие родители из группы – что она приводит больного ребенка в садик. А по правилам распорядка запрещено приводить больных детей в группу, чтобы они не заражали других».

Так что, подчеркивает директор садика, у них были веские причины обратиться в службу защиты детей. И, в первую очередь, они беспокоились за ребенка и защиту его интересов.

«Понятно, что мама мальчика на нас очень обижена, – добавляет Екатерина Грицевская. – Но некоторым родителям, увы, сейчас не хватает опыта и знаний, как нужно воспитывать ребенка. И задача специалиста в таких случаях – в первую очередь помочь, подсказать и посоветовать. И наша задача тоже – не карать и не наказывать, а помочь. Я очень надеюсь, что ситуация в семье этого мальчика нормализуется, и больше такого не повторится!»

Источник: https://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/tallinn_the_baby_was_taken_to_the_orphanage_right_out_of_kindergarten/

Забрали в больницу, а увезли в приют: пермячка не может вернуть ребенка домой

как забрать ребенка из приюта

Пермячка возмущена, что ее сына отправили в реабилитационный центр без ее ведома. Елена рассказала свою историю.

С чего все началось

Я осталась одна с ребенком после недавнего скоропостижного ухода моей мамы. Из-за стрессов не могу выходить из дома и ездить в транспорте: проявился нервоз и на фоне этого — агорафобия. Соответственно работать могу только дома. К тому же после смерти бабушки сын хуже посещает школу, там его обижают. Из-за всего этого мы состоим на учете в органах опеки, — поделилась пермячка. —  К тому же у сына несколько болезней, ему требуется постоянная медицинская помощь и прием лекарств.

Забрали ребенка без ведома матери

Все произошло 19 ноября. Елена говорит, что ее сыну Даниилу резко стало плохо — упало давление и началась аритмия. Женщина вызвала скорую помощь. Фельдшеры решили госпитализировать ребенка.

Ему поставили катетер и увезли на скорой. А потом он мне позвонил и сказал, что его везут неизвестно куда, — рассказывает мама мальчика.

Ребенка доставили в детскую больницу на улице Ленина, 13, а после этого перевезли в реабилитационный центр «Радуга». Об этом Елена узнала от сына. Женщина возмущена, что ее не поставили в известность, она также утверждает, что мальчик нуждается в лечении, которое ему там не могут оказать.

Сыну в реабилитационном центре стало хуже

Теперь Елена пытается разобраться в ситуации и вернуть ребенка. 

Я приехала в центр, там сказали, что сына отвезли туда по указанию органов опеки, — продолжает Елена. — Вместе с сотрудником учреждения мы позвонили в опеку. По громкой нам рассказали, что  якобы я подвергаю опасности жизнь сына. По их мнению, я плохо его кормлю, не лечу, ребенок худойи бледный, а я сама не хочу работать, в школу не хожу и за ребенком не слежу.

Елена говорит, что попросила у опеки документы, которые подтверждали бы эти слова, но пока их никто ей не выдал.

Представители Комисси по делам несовершеннолетних были у меня дома до всей этой истории и ничего подобного не говорили, — пожаловалась пермячка. — Ребенок всегда чистый, питается только свежим, я прекрасно готовлю, мясо два раза в день. А то, что мне не оказывается помощь из-за моей болезни, никто не заикнулся.

Больше всего сейчас женщина переживает за здоровье сына

Ему нужны специализированное питание и лекарства, которых нет в центре, — сообщила женщина. — Я была в этом центре, привезла необходимые препараты, но не знаю, давали ли их Даниилу. Сын жаловался, что ему было холодно и плохо. Он говорил, что хочет домой.

Елена говорит, что 24 ноября мальчику снова стало плохо, и его увезли на скорой в больницу. 

Ему стало хуже, потому что за неделю пребывания в центре к нему ни разу не приходил врач, — считает женщина.

Что сейчас

Елена рассказала, что сейчас мальчик лежит в больнице.

Я поеду туда, надеюсь меня пустят к нему. Буду и дальше пытаться все выяснить, — говорит женщина. — Реабилитационный центр только выполняет указание органов опеки. А в органах мне ничего внятного не говорят и не показывают никаких документов, хотя обещали.

Ранее мы писали о том, что в пермском травмпункте неизвестные устроили дебош

ы стали свидетелем необычной ситуации? Сообщите об этом в редакцию progorod59.ru. Звоните 276-60-66, оставляйте сообщение на сайте в разделе «Добавить новость» или присылайте в группу «ВКонтакте».

                                            Подписывайтесь на наш аккаунт в Инстаграм

                                  Подписывайтесь на наши новости в Яндекс.Новостях

Источник: https://progorod59.ru/news/32229

«Детский дом — не выход»: можно ли отправлять ребенка в приют из-за антисанитарии дома

Специалист по профилактике социального сиротства — о потребностях детей разных возрастов, причинах изъятия и о том, почему эмоциональная поддержка важнее грязных полов.

На днях фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказал историю семьи из Балашихи, где родителей лишили родительских прав, а четверых детей-подростков изъяли из семьи и отправили в детский дом. Координатор программы «Профилактика социального сиротства» Олеся Деснянская прокомментировала Агентству социальной информации ситуацию и объяснила, почему чаще всего детский дом — не выход.

Семья Надежды

Надежда и Константин — выпускники интерната. Мать Надежды была лишена родительских прав за пьянство, после чего девочка попала в детский дом, рассказывают на сайте фонда. После совершеннолетия она вернулась в ту же квартиру, из которой ее когда-то изъяли, к маме, с которой они не общались много лет.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как отменить алименты на ребенка

За эти годы квартира превратилась в помойку, накопился огромный долг за коммунальные услуги, который повесили на Надю: мать и две сестры Надежды решать проблему не хотели.

Получилось, что система спасла Надю, забрав ее в детский дом, чтобы потом вернуть ее в худшие условия и навесить на нее проблемы, с которыми она была не в состоянии справиться.

После свадьбы пара хотела разменять квартиру, но родственники были против. Надежда работает санитаркой в онкологической больнице, Константин перебивается случайными заработками: он провел в тюрьмах в общей сложности 18 лет, и устроиться на работу с таким прошлым сложно.

«Надо понимать: Надя и Костя — не идеальные родители, у них есть проблемы. Просто решит ли изъятие детей эти проблемы? Поможет ли это детям?» — говорит Олеся Деснянская.

Несмотря на то, что оба родителя — выпускники сиротских учреждений и у них есть определенные сложности, о детях Надежды и Константина отзываются хорошо.

«Один из преподавателей интерната, где учатся подростки, говорил, что у них в комнате чисто, они отзывчивые, поддерживают друг друга. Дети более сохранны, они проще справляются со сложностями, и в первую очередь это заслуга родителей, их поддержка и эмоциональная безопасность в доме», — говорит Олеся.

Почему забрали детей

Основная причина изъятия детей — претензии государственных служб к антисанитарным условиям, в которых живет семья. Надя спасает бездомных собак и кошек, приводит домой и на свои деньги лечит. Поэтому в квартире помимо нескольких детей и взрослых живет еще и «огромное количество животных», рассказывают на сайте фонда.

«В семье Надежды и Константина нет одного виноватого: есть бабушка, у которой проблемы с алкоголем, есть сестры, которые противодействуют размену квартиры. Надя шла на контакт, она слышала нас. Но общая семейная ситуация оказывалась сильнее ее личного прогресса. Социальное окружение влияет на любого человека», — рассказывает координатор.

Суды по лишению родительских прав Нади и Кости проходили уже пять раз, и каждый раз суд отклонял иск по причине того, что родители и дети любят друга. Но соседи, страдающие от запаха и антисанитарии, в очередной раз написали жалобу с требованием лишить семью родительских прав. На этот раз сработало: детей увезли в детский дом. Но будет ли им там лучше, чем в родной семье?

«Тотальный перекос»

Принимая решение об изъятии детей, всегда надо оценивать комплексную картину и смотреть, насколько детям опасно жить в семье, уверена Деснянская. Важно учитывать и возраст ребенка: у детей разного возраста — разные потребности.

«Для подростков одна из ключевых вещей — эмоциональные отношения с родителями и сверстниками. Лишение детей привычной обстановки, где у них была безопасная поддерживающая среда, может быть гораздо большей травмой, чем антисанитарные условия в квартире. В этой ситуации речь идет о подростках, которые прожили в этой семье всю жизнь», — говорит Деснянская.

Как написала президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, «внешние признаки — не главные, а система защиты прав детей должна их защищать прежде всего от насилия».

Ключевая проблема в том, что в России нет критериев для многофакторной оценки ситуации, рассказывает Деснянская. Сейчас существует единственный официальный документ, с помощью которого опека оценивает ситуацию и принимает решение об изъятии. Это акт обследования жилищно-бытовых условий.

«Отсюда у нас тотальный перекос. Если вы издеваетесь и избиваете своего ребенка в шикарной квартире с полным холодильником — то и пожалуйста. А если вы его любите, но у вас срач и нищета — велики шансы отобрания», — пишет Альшанская.

Дело не в насилии

Статистика гласит: большая часть детей, живущих в сиротских учреждениях, попала туда вовсе не из-за насилия в семье. В 2017 году в России 40 тыс. детей оказались в сиротских учреждениях, из них — только 3 200 детей по причине непосредственной угрозы жизни и здоровью, рассказывает Деснянская.

«В большинстве случаев детей изымают, когда родители не справляются со своими обязанностями. Часто это бывают выпускники сиротских учреждений, матери-одиночки с крошечным пособием, многодетные семьи, где мать осталась одна и не справляется, одинокие матери детей с инвалидностью», — уточняет Олеся.

По ее мнению, детский дом может стать спасением для ребенка, когда ситуация выходит из-под контроля и ребенок может погибнуть или покалечиться. Во всех остальных случаях изъятие ребенка из родной семьи должно быть крайней мерой.

«Чаще всего детский дом — не хороший выход. Его нужно применять, когда мы перепробовали все и поняли: ничего не помогает», — уверена Деснянская.

Сейчас, по ее словам, родители подавлены. Вчера Константин навещал детей. Он собирается устроиться на работу, семье уже предлагают помощь с ремонтом. Сейчас фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» готовит апелляцию в суд. Возможно, у родителей получится привести квартиру в порядок, и дети вернутся домой.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Источник: https://www.asi.org.ru/news/2019/03/14/sotsialnoe-sirotstvo-antisanitariya/

Как взять ребенка из детского дома в гости на выходные или каникулы

Временное пребывание ребенка из детского дома в семье называют «гостевым режимом». Что это такое, для всех ли детей это полезно, а также, что нужно сделать, чтобы взять ребенка «в гости» — читайте в инструкции фонда «Измени одну жизнь». 

  • Кто может принять ребенка на «гостевой режим»
  • Какие документы нужно предоставить
  • Документы собраны, заключение получено, что дальше
  • Какие документы вам выдадут на время пребывания ребенка в вашей семье
  • Для каких детей подходит гостевой режим
  • Зачем подростку временное пребывание в семье

Прежде всего следует знать о том, что процедура и условия передачи детей на временное пребывание регулируются Постановлением Правительства РФ от 19 мая 2009 г.

№432 «О временной передаче детей, находящихся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан, постоянно проживающих на территории РФ».

 Стоит внимательно ознакомиться в этим документом, если вы намерены принять ребенка, поскольку там все описано подробно. Сейчас же попробуем разобраться в основных пунктах этого процесса.

Кто может принять ребенка на «гостевой режим»

Требования для получения заключения о возможности временного пребывания ребенка во многом совпадают с требованиями для усыновителей и опекунов. Так, «временная передача детей осуществляется в семьи совершеннолетних граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, за исключением:

а) лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными;

б) лиц, лишенных по суду родительских прав или ограниченных в родительских правах;

в) бывших усыновителей, если усыновление отменено судом по их вине;

г) лиц, отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на него законом обязанностей;

д) лиц, имеющих или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, против общественной безопасности, а также лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за тяжкие или особо тяжкие преступления;

е) лиц, имеющих инфекционные заболевания в открытой форме или психические заболевания, больных наркоманией, токсикоманией, алкоголизмом;

ж) лиц, не имеющих постоянного места жительства на территории Российской Федерации». (Согласно Постановлению Правительства РФ от 19 мая 2009 г. №432).

Какие документы нужно предоставить

В органы опеки по месту жительства вам следует предоставить следующие документы:

  • Заявление (по форме, утверждаемой Министерством образования и науки РФ)
  • копию паспорта или иного документа, удостоверяющего личность
  • справку органов внутренних дел, подтверждающую отсутствие судимостей, препятствующих принятию ребенка в семью (они указаны в пункте «д» в предыдущем разделе). Эта справка действует 1 год
  • справку лечебно-профилактического учреждения об отсутствии заболеваний, перечисленных в пункте «е» предыдущего раздела, либо медицинское заключение по форме 164/у-96 (это медицинское заключение желающего усыновить, принять под опеку/попечительство ребенка или стать приемным родителем). Справка действует 6 месяцев, после этого ее необходимо обновить.

Кроме вышеперечисленных документов вы имеете право предоставить «иные документы, свидетельствующие о наличии у него необходимых знаний и навыков в воспитании детей, в том числе документы об образовании, о профессиональной деятельности, прохождении программ подготовки кандидатов в опекуны или попечители» (Согласно Постановлению Правительства РФ от 19 мая 2009 г. №432).

Далее в течение 5 рабочих дней сотрудники органов опеки должны проверить предоставленные документы, произвести обследование вашего жилья и оформить заключение о возможности временной передачи ребенка, которое действительно в течение 2 лет со дня его подписания, или же выдать письменный отказ с указанием причин.

Небольшое дополнение: если по результатам обследования жилья оно будет признано не подходящим для проживания ребенка, у вас будет возможность брать ребенка на время (без ночевок), либо вместе выехать на отдых.

Документы собраны, заключение получено, что дальше

Теперь нужно обращаться в администрацию детского дома, предоставив им следующие документы:

а) заявление о временной передаче ребенка (в свободной форме);

б) копия паспорта или иного документа, удостоверяющего личность (с предъявлением оригинала);

в) заключение органа опеки и попечительства по месту жительства гражданина о возможности временной передачи ребенка в семью (или же заключение о возможности быть усыновителем или опекуном);

г) письменное согласие совместно проживающих совершеннолетних, а также детей старше 10 лет.

Далее администрация детского учреждения должна зарегистрировать заявление, предоставить сведения о детях, которых можно принять на временное пребывание и организовать первую встречу с ребенком.

Принимая решение администрация детского учреждения должна учитывать много факторов: желание самого ребенка (пожелания ребенка старше 10-ти лет могут быть написаны им самим); отношения между вами, ребенком и остальными членами семьи;  если у ребенка в этом же детском доме есть братья и/или сестры, забирать в гости нужно всех; а также этническое происхождение ребенка (возможность обеспечения преемственности в языке, культуре и религии в соответствии с его происхождением).

Это решение должно быть принято в течение 7 дней с даты подачи документов в администрацию детского дома. При положительном решении выпускается приказ руководителя детского учреждения, с которым вы должны быть ознакомлены под роспись.

Отрицательное решение тоже оформляется письменно с указанием причин отказа.

Какие документы вам выдадут на время пребывания ребенка в вашей семье

При временной передаче ребенка выдаются следующие документы:

а) копия приказа о временной передаче ребенка (детей) в семью гражданина, заверенная руководителем организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

б) копия свидетельства о рождении ребенка, заверенная в установленном законом порядке, либо паспорт ребенка, достигшего 14 лет;

в) копия полиса обязательного медицинского страхования ребенка (детей);

г) копии иных документов, необходимых ребенку (детям) в период временного пребывания его в семье гражданина.

Также в соответствии с нормативными актами региона проживания ребенка вам будут выданы продукты или денежные средства на их приобретение на период пребывания ребенка в гостевой семье.

Для каких детей подходит гостевой режим

Ну и теперь о том, кого можно и нужно принимать в семью временно.

Начнем с тех, кого не стоит брать на выходные или каникулы: обычно специалисты не советуют брать детей младше подросткового возраста. Во-первых, они любой дом, в который их приглашают, очень быстро начинают считать своим, особенно если переночевали там.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как продлить алименты после 18 лет

И конечно, в этом возрасте они особенно остро хотят, чтобы у них появились мама и папа, поэтому как ни объясняй, что в семье они временно, они просто не способны это понять и будут ждать и вас, и повторных «гостей», а то и с плачем цепляться за дверные косяки.

Все-таки, такое временное проживание гораздо менее полезно, чем помощь в поиске постоянной семьи для ребенка.

Бывают ситуации, когда даже маленьким детям нужна временная семья, к примеру, когда постоянная семья уже нашлась, но не может забрать ребенка сразу. В этом случае, чтобы избежать ожидания в детском доме, специалисты принимают решение о том, что ребенку необходима временная семья.

Но это возможно только при сопровождении специалистов, постоянно работающих с этими детьми и конечно, требует специальной подготовки и высокой степени осознанности от таких «временных» родителей, задача которых – стать «перевалочным пунктом» к постоянной семье.

Такие профессиональные приемные семьи очень нужны нашим детям, но пока институт профессиональной семьи в нашей стране находится в зачаточном состоянии.

Зачем подростку временное пребывание в семье

Дети старше 10 лет имеют небольшие шансы попасть в постоянную семью по сравнению с маленькими детьми. Но опыт проживания «на воле», а не в условиях государственного учреждения, им очень нужен. Выйдя из детского дома, дети не знают базовых вещей, которые были бы для них естественны, если бы они жили в семье.

В подавляющем большинстве случаев по выходу из детского дома 15-18-летние дети не могут жить самостоятельно, не могут поступить на дальнейшую учебу, создать постоянную семью и растить своих детей.

Привычка жить на всем готовом, ожидание того, что на праздники спонсоры подарят им дорогие вещи, отсутствие модели семьи перед глазами мешают детям адаптироваться, когда они, как под холодный душ, попадают из детского дома в реальную жизнь.

Поэтому детям-подросткам так полезно побыть в настоящей семье: сходить в магазин вместе со взрослыми, увидеть отношения между родителями и детьми, пожить повседневной жизнью обычной семьи. Для них это будет бесценный опыт, который поможет им адаптироваться во взрослой жизни.

И конечно, бывает и так, что взяв ребенка в гости, родители не хотят отдавать его обратно, и сам ребенок так хорошо вписывается в семью, что временное пребывание превращается в постоянное. То есть ребенка усыновляют или берут под опеку.

Узнать подробнее о том, как принять ребенка в семью вы можете в нашей инструкции.

Источник: https://changeonelife.ru/2018/05/31/kak-vzyat-rebenka-iz-detskogo-doma-v-gosti-na-vy-hodny-e-ili-kanikuly/

Отобрать детей у родителей

Государство поощряет создание приемных семей, но в то же время не имеет четкой программы по профилактике сиротства.

80% многодетных семей России — за чертой бедности

На 30 марта намечено очередное слушание по делу о лишении родительских прав матери четверых детей Веры Камкиной, у которой органы опеки и попечительства отобрали трех маленьких дочек и сына.

По их мнению, Камкина плохо исполняла родительские обязанности: грязь, нищета, пустой холодильник. Кроме того, у Веры накопилось 140 тыс. долгов по квартплате. Кстати, Ларису, Дашу, Руслана и Лизу ей якобы обещают вернуть только после погашения долга. Между тем Вера не курит, не пьет, регулярно навещает детей в детском доме, где они сейчас находятся. Подобные ситуации не редкость.

Недавно трех малышей отобрали у приличной, но тоже бедной семьи Пчелинцевых из Дзержинска, что под Нижним Новгородом. Снежану Данилову из Ставрополья едва не разлучили с шестью детьми. Основная причина — непригодное жилье. Всего же по данным Росстата количество детей, отобранных у родителей за неисполнение обязанностей, выросло с 2557 в 2000 году до 5877 в 2008-м.

В то же время 80% многодетных семей в России находятся за чертой бедности. Что же делать? Комментируют наши эксперты.

Не хотят или не могут?

Наталия Евдокимова, ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга.

— Обязанность родителей содержать своих детей прописана в Семейном кодексе РФ. Более того, их могут привлекать к административной ответственности, если не будут заниматься воспитанием. Проблема в том, как эта норма реализуется на практике. Не хотят родители заботиться о детях или не могут? Представим ситуацию. Любящие друг друга люди решили иметь много детей, их растить и воспитывать.

Им казалось, что они справятся с такой задачей. Но грянул кризис. Один потерял работу, у другого серьезно уменьшилась зарплата. Что делать? У государства таких проблем нет. Надо отдать должное — сегодня на сиротские учреждения оно денег не жалеет. В Петербурге, например, на каждого из 5 тысяч обитателей детских домов и интернатов в среднем выделяется до 30 тыс. руб. в месяц.

Тысяча в день! Где вы видели, чтобы такие деньги платили родителям? Если в семье, скажем, четыре-пять детей, почему государству не заключить с родителями договор и платить за круглосуточную работу? Да, у многодетных сегодня немало льгот. Снижена оплата коммунальных услуг, увеличены пособия.

Принята и специальная программа по обеспечению жильем, когда семья вносит только 10% стоимости квартиры, остальное доплачивает казна. Но и ответственность огромная! Однако органы опеки и попечительства под предлогом, что семья живет бедно, предпочитают забрать ребенка в детский дом. На то, что травмируется его психика, страдают родители, внимания обращают мало.

Конечно, в случаях, опасных для жизни и здоровья, ребенок должен быть немедленно изъят из неблагополучной среды. Но в законе следует прописать не только лишение родительских прав, но и сохранение детей в семье. Вклад матери куда важнее денег.

Сирота — в собственной семье?

Марина Левина, президент санкт-петербургского благотворительного фонда «Родительский мост».

— Кризисных семей у нас все больше. При этом к категории кризисной мы, как правило, относим семьи с низким достатком, а также те, где родители наркозависимы или пьют. Однако опыт нашего фонда доказывает: в зону риска попадает любая семья, где нарушены отношения «дети — родители». В том числе с высоким доходом. В нашу службу часто звонят довольно успешные люди и кричат: « Я ненавижу своего ребенка и не знаю, что с ним делать!». Государство, похоже, тоже не знает. К тому же многим кажется, что стоит предоставить такой «ячейке» материальную помощь и проблема будет решена. Это не так. Главными являются отношения внутри. Есть случаи, когда без государства не обойтись. В Киришах недавно полностью разрушился ветхий дом, где жила многодетная семья. Люди буквально очутились на улице! Очевидно, пока решатся проблемы, детей следует поместить в приют. Государство должно более четко «прописать» и родительские права. Ведь порой их лишают слишком поздно. Например, отец 7-8 лет сидит в тюрьме, прав не лишен. В итоге ребенка все это время не могут усыновить. Сегодня государство всячески поощряет создание приемных семей, но в то же время не имеет четкой программы по профилактике сиротства. Вот и получается, что у нас все больше сирот при живых родителях.

Источник: https://rodmost.ru/about_the_fund/press/otobrat-detey-u-roditeley/

Девочка отбивалась вместе с уборщицей: в Одессе ребенка из школы забрали в приют

В Одессе чиновники из службы по делам детей мэрии посреди урока насильно забрали шестиклассницу – дочь многодетного отца.

Они ворвались в класс, схватили ребенка и потащили в коридор. При этом чиновники использовали нецензурную брань. Сейчас 11-летняя девочка находится в приюте, а многодетный отец оббивает пороги, чтобы вернуть дочь домой. Подробнее – в материале OBOZREVATEL.

Дети плакали и умоляли не трогать Леру

В школе №26 Одессы в среду, 11 сентября, произошел дикий случай. Посреди урока в кабинет, где сидели 6-классники, ворвались четверо мужчин. Это были чиновники службы по делам детей мэрии. Они сначала попросили 11-летнюю Валерию выйти с ними в другой кабинет. Но вскоре девочка с криками стала убегать от них и успела позвонить отцу. Тогда один из чиновников Андрей Киташевский скрутил Леру, схватил ее под мышку и попытался вынести из школы.

Вячеслав Павликов с детьми и их тренером

Из личного архива Марины Гудиной

За девочку вступился ее 12-летний брат Жора, даже пожилая уборщица бросилась спасать ребенка. Дети были в шоке, они кричали и плакали, умоляли «дядь» не трогать девочку. Жора умудрился укусить чиновника за руку.

«Этот человек оскорблял отца, выкрикивал нецензурные слова, и все в присутствии детей. Он просто пытался спровоцировать Вячеслава», – рассказывает знакомая семьи Марина Гудина.

Девочку соцслужбы все-таки увезли в приют, так называемый центр реабилитации. Отобрали телефон, поэтому ребенок даже не может позвонить родным, а отца туда не пускают.

Лера (справа) и Жора во время тренировки

Из личного архива Марины Гудиной

В службе по делам детей уверяют, что все делали правильно. Поскольку они пытались забрать ребенка из дома, но отец не давал этого сделать и якобы угрожал ножом.

Отец работает дворником и надстроил дом

Как рассказывает отец Вячеслав Павликов, он один воспитывает пятерых детей, его жена и их мама умерла два года назад. Самая младшая в семье Маргоша, ей всего 6 лет, в этом году она пошла в 1 класс. Есть Катя, которой 9 лет, Жора, ему 12-ть. Старшая сестра Каролина, ей уже 17 лет. Все эти дети записаны на фамилию отца.

Но так случилось, что 11-летняя Лера в свидетельстве о рождении записана на фамилию мамы, поскольку в то время Вячеслава не было, он отбывал наказание.

Из личного архива Марины Гудиной

Сам отец работает дворником, также подрабатывает разнорабочим. И уже два года воспитывает детей один. Живет семья в небольшом частном доме, где мужчина самостоятельно надстроил второй этаж, потому что им уже было тесно. Часть детей занимается спортом – ходят в секцию бокса, выигрывают соревнования.

Отцу опеку не разрешили из-за судимости

После смерти жены Вячеслав отправился в это самое управление по делам детей Одесского городского совета, что бы как-то оформить Леру. Там мужчине посоветовали оформить опекунство.

«Но ему отказали, сказали, что раз судим, то нельзя. Это родному отцу так ответили. Нужно было доказывать отцовство по анализу ДНК. Тогда узнавали, что такой анализ стоил около 4 тысяч гривен, а сейчас вроде 6 тысяч. Может, для кого-то это небольшие деньги, но для отца 5-х детей, где работает только он, это сумма непосильная», – рассказывает Марина Гудина.

11-летняя Лера вместе с тренером

Из личного архива Марины Гудиной

На этом вопрос и остановился. Социальная служба, вместо того чтобы помочь Вячеславу с оформлением документов, решила, что нет ничего лучше, как силой забрать ребенка и передать в интернат.

«Они не принесли в школу никакого решения, у них нет никаких оснований забирать ребенка. Мы в четверг приходили к этому приюту, пытались как-то забрать девочку домой, но нас не пустили. Мы вызвали полицию, они зашли вовнутрь, поговорили с Лерой. Пока она держится, но очень надеется, что скоро папа ее заберет оттуда», – говорит Гудина.

Хотя органы опеки Приморского района Одессы настроены категорично и собираются перевести девочку в интернат «Олимпиец». Опять без согласия родного отца.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

Источник: https://www.obozrevatel.com/society/otobrali-rebenka.htm

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Советы от юриста